Reka-home.ru

Река Хом
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Постановление о движимом имуществе объекта забор

Постановление о движимом имуществе объекта забор

Бюджетное учреждение из приобретенных материалов установило металлическое ограждение (забор), его стоимость составила 3 млн руб. Как поставить на учет забор?

Основное средство – это материальная ценность, которая признается активом, предназначена для неоднократного и постоянного использования учреждением для выполнения государственных (муниципальных) функций, работ, оказания услуг, управленческих нужд. Срок полезного использования объекта основных средств должен быть более 12 мес.

Объект учитывается в составе основных средств при условии, что учреждение планирует получить от его использования экономические выгоды или полезный потенциал и его первоначальную стоимость можно надежно оценить (пп. 7, 8 СГС «Основные средства», утв. приказом Минфина России от 31.12.2016 № 257н).

В соответствии с п. 45 инструкции, утв. приказом Минфина России от 01.12.2010 № 157н (далее – Инструкция № 157н), ограждения, обеспечивающие функционирование здания (сарай, забор, колодец и др.), составляют вместе с ним один инвентарный объект. Если эти постройки и сооружения обеспечивают функционирование двух и более зданий, они считаются самостоятельными инвентарными объектами.

Если забор обеспечивает функционирование одного здания, стоимость материалов, из которых изготовлен забор, а также стоимость работ могут увеличить стоимость здания. В этом случае используется счет 0 106 11 000. Подобные вложения должны производиться в рамках реконструкции, технического перевооружения, достройки здания при условии улучшения (повышения) его первоначально принятых нормативных показателей функционирования (срока полезного использования, мощности, качества применения и т.п.) по результатам работ. Это следует из пп. 27, 127, 130 Инструкции № 157н.

Отметим, что само по себе устройство ограждения не меняет показатели функционирования здания, в таком случае нет оснований для увеличения его первоначальной стоимости.

Вместе с тем, согласно п. 10 СГС «Основные средства» единицей учета основных средств можно признать часть имущества, которая имеет отличный от остальных частей срок полезного использования и стоимость которой составляет значительную величину от общей стоимости объекта.

Инструкция 157н не определяет, что значит «обеспечивать функционирование здания». Следовательно, учреждение вправе самостоятельно решить, обеспечивает ли забор функционирование здания, к которому он примыкает, или нет. Если забор к зданию не примыкает или примыкает к двум зданиям, или имеет отличный от остальных частей срок полезного использования и его стоимость составляет значительную величину от общей стоимости объекта, его можно учитывать как самостоятельный объект.

В этом случае возникает вопрос, является ограждение движимым имуществом или недвижимым. К недвижимости относятся земельные участки, участки недр и все, что прочно связано с землей, т.е. объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно (ст. 130 ГК РФ). В состав недвижимого имущества включаются здания, сооружения, объекты незавершенного строительства. В соответствии со ст. 131 ГК РФ право оперативного управления на недвижимое имущество подлежит обязательной государственной регистрации.

На основании п. 36 Инструкции № 157н объекты недвижимости, права на которые подлежат государственной регистрации, принимаются к учету на основании первичных учетных документов с обязательным приложением документов, подтверждающих государственную регистрацию права или сделку. Следовательно, чтобы принять на учет ограждение как самостоятельный объект недвижимого имущества, требуется зарегистрировать права на него в территориальном органе Росреестра.

Исходя из характеристик ограждения, оно может быть отнесено к движимому имуществу. В этом случае учредитель должен определить, является ограждение особо ценным движимым имуществом (ОЦДИ) или иным движимым имуществом (ИДИ).

При принятии к учету забора необходимо установить срок его полезного использования. Оградам (заборам) металлическим соответствует код 220.42.99.19.142 ОКОФ. Они относятся к сооружениям и учитываются на счете 101 Х2. Согласно классификации основных средств, включаемых в амортизационные группы, утв. постановлением Правительства РФ от 01.01.2002 № 1, ограды (заборы) металлические относятся к шестой амортизационной группе с максимальным сроком полезного использования 15 лет.

Как следует из вопроса, металлическое ограждение установлено из материалов, приобретенных учреждением. Расходы по оплате договоров на приобретение всех видов материалов, включая строительные, для целей капитальных вложений отражаются по подстатье 347 КОСГУ (п. 11.4.7 порядка, утв. приказом Минфина России от 29.11.2017 № 209н).

Поэтому согласно инструкции, утв. приказом Минфина России от 16.12.2010 № 174н (далее – Инструкция № 174н), забор принимается к учету записями:

Дебет КПС (000) 0 105 34 347 Кредит КПС (КВР 244; 407) 0 302 34 73Х – приобретены строительные материалы для изготовления забора (п. 34 Инструкции № 174н);

Дебет КПС (КВР 244; 407) 0 106 Х1 310 Кредит КПС (000) 0 105 34 447 – списана стоимость строительных материалов для строительства забора (п. 37 Инструкции № 174н);

Дебет КПС (КВР 244; 407) 0 106 Х1 310 Кредит КПС (КВР 244; 407) 0 302 28 73Х – отражена стоимость услуг по монтажу ограждения (п. 51 Инструкции № 174н).

В случае принятия к учету забора как отдельного инвентарного объекта – движимого имущества указывается КВР 244 (п. 48.2.4.4 порядка, утв. приказом Минфина России от 06.06.2019 № 85н, далее – Порядок № 85н):

Дебет КПС (000) 0 101 Х2 310 Кредит КПС (КВР 244) 0 106 Х1 310 – принято к учету ограждение как самостоятельный объект основных средств (п. 9 Инструкции № 174н).

В случаях принятия его к учету как отдельного инвентарного объекта – недвижимого имущества или когда такое строительство проводится в рамках реконструкции, модернизации уже имеющегося здания, увеличивая его первоначальную стоимость, указывается КВР 407 (п. 48.4.2 Порядка № 85н):

Дебет КПС (000) 0 101 12 310 Кредит КПС (КВР 407) 0 106 11 310 – увеличена стоимость здания за счет присоединения к нему забора, обеспечивающего функционирование здания, в результате реконструкции, технического перевооружения, достройки (п. 9 Инструкции № 174н).

Не пропускайте последние новости — подпишитесь
на бесплатную рассылку сайта:

  • десятки экспертов ежедневно мониторят изменения законодательства и судебную практику;
  • рассылка бесплатная, независимо от наличия договора 1С:ИТС;
  • ваш e-mail не передается третьим лицам;

Верховный суд подвинул недвижимую вещь

Недавние разъяснения Пленумов помогли экономколлегии ВС ответить на вопросы о том, является ли недостроенная асфальтобетонная площадка самостоятельным объектом недвижимости и если да, то распространяется ли в таком случае исковая давность на требование о признании права на этот объект отсутствующим.

На этой неделе экономколлегия Верховного суда РФ опубликовала полную версию определения по иску Территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Приморском крае (Управление) к ООО «Омега лайн». Спор касался объекта незавершенного строительства – забетонированной площадки, право собственности компании на которую Управление требовало отменить.

Читать еще:  Величина доплат военным пенсионерам на 2021год старше 80 лет

История появления спорного объекта началась в 2004 году. Тогда ФГБУ «Владивостокский государственный университет экономики и сервиса» получил право постоянного (бессрочного) пользования на земельный участок, находящийся в федеральной собственности. А к концу 2005 года возвел там объект – «благоустроенную» асфальтобетонную площадку, но не до конца, а лишь на 1,18 %. И на этом стройка остановилась. Университет зарегистрировал право собственности на недостроенную площадку как на недвижимость, а спустя три года, 30 мая 2008 года, продал ее Александру Воробьеву. Еще через четыре года, 23 марта 2012 года, объект перешел в собственность «Омега лайн», и 23 февраля компании выдали свидетельство о госрегистрации прав на него.

Но в 2014 года начались споры. Управление обратилось в суд с требованием признать право «Омега лайн» на спорный объект незавершенного строительства отсутствующим (№ А51-12453/2014). Мотивировало оно это тем, что спорная площадка является движимым имуществом, возведена без согласия и зарегистрированное право на нее нарушает права собственника земли (РФ). В обоснование своего заявления Управление ссылалось на п. 52 постановления Пленума ВС РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29 апреля 2010 года «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», который гласит: «В случаях, когда запись в ЕГРП нарушает право истца, которое не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения (в частности, право собственности на движимое имущество зарегистрировано как на недвижимое имущество), оспаривание зарегистрированного права может быть осуществлено путем предъявления иска о признании права отсутствующими».

Спор прошел три инстанции, где Управление потерпело фиаско, пока не попал к экономической коллегии ВС (Елена Борисова, Галина Попова и Наталья Чучунова), которая поправила коллег, применив недавние разъяснения Пленума ВС.

«Замощения» без фундамента недостаточно

Три инстанции, отказывая Управлению в иске, пришли к выводу, что недостроенная площадка – это именно недвижимое имущество, которое существует в натуре. Об этом, по их мнению, свидетельствует акт его готовности от 2005 года и кадастровый паспорт от 2008 года, согласно которым спорный объект представляет собой выровненную площадку, имеет подстилающий слой – щебень, такое же основание и асфальтобетонное покрытие. В обоснование своего вывода судьи сослались на постановление Президиума ВАС РФ от 20 октября 2010 года № 6200/10, где сказано, что сооружение может быть единым объектом, состоящим из разнородных элементов, объединенных общим функциональным назначением, и оно должен рассматриваться как объект недвижимости в совокупности всех элементов.

По мнению же экономколлегии ВС, спорный объект из-за «отсутствия неразрывной связи с землей» следует признать замощением земельного участка, которое является его частью и не может быть признано самостоятельной недвижимой вещью. Здесь «тройка» сослалась на п. 38 постановления Пленума ВС РФ № 25 от 26 июня 2015 года «О применении судами некоторых положений раздела I части первой ГК РФ». Там сказано, что при разрешении вопроса о признании правомерно строящегося объекта недвижимой вещью (объектом незавершенного строительства) необходимо установить, что на нем, по крайней мере, полностью завершены работы по сооружению фундамента, а вот замощение земельного участка, не отвечающее признакам сооружения, является его частью и не может быть признано самостоятельной недвижимой вещью.

Есть определенные ограничения

Нижестоящие инстанции отмечали, что права Управления в рамках дела никак не нарушаются, поскольку объектом оно фактически не владеет, а договор его купли-продажи от 2012 года не оспаривал. Но и этот вывод экономколлегия не поддержала. Собственник земельного участка (РФ) своего согласия на размещение спорной площадки не давал, рассуждала «тройка», а наличие в ЕГРП записи о праве собственности «Омега лайн» накладывает на него определенные ограничения. «Поскольку спорный объект, права на которые в ЕГРП зарегистрированы как на недвижимость, не обладает соответствующими признаками недвижимой вещи, сам факт государственной регистрации права собственности ответчика на такое имущество нарушает права собственника земельного участка, поскольку значительно ограничивает возможность реализации последним имеющихся у него правомочий», – говорится в определении ВС.

Таким образом, поскольку спорный объект является замощением – «то есть частью земельного участка, имеющего своего собственника, без согласия которого оно было размещено и права которого нарушаются оспариваемой государственной регистрацией» – требование Управления следует считать разновидностью негаторного иска, подытожила экономколлегия.

Исковую давность надо исключить

Самостоятельным основанием для отказа в заявлении Управления было, по мнению трех инстанций, и истечение срока исковой давности. На их взгляд, в этом споре должен был применяться общий трехлетний срок, предусмотренный ст. 196 ГК РФ. И он был пропущен, указывали суды, поскольку начал течь с даты, когда Управлению стало известно о нарушении своего права – со дня обращения Воробьева о предоставлении ему земельного участка, где располагалась площадка, в аренду (2 июля 2009 года).

Но и этот вывод экономколлегия отклонила, сославшись при этом на совсем свежее постановление Пленума ВС № 43 «Об исковой давности» от 29 сентября 2015 года (см. «ВС принял постановление об исковой давности»). Оно было принято уже после опубликования резолютивной части определения 24 сентября, но после мотивировочной, которая была изготовлена всего день спустя – 30 сентября, а опубликована 6 октября.

В пункте 7 нового документа говорится, что исковая давность не распространяется на требования, прямо предусмотренные Гражданским кодексом. К их числу относятся требования собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, если они не были соединены с лишением владения, в том числе о признании права (обременения) отсутствующим. «На основании изложенного исковая давность на требование о признании права отсутствующим не распространяется», – резюмировала экономколлегия. Иной подход по применению исковой давности, по ее мнению, не обеспечивает достоверность и публичность государственного реестра, не способствует должной защите прав участников гражданского оборота и восстановлению их нарушенных прав в отношении объектов недвижимости.

Облагать ли ВОЛС налогом на имущество?

Для решения вопроса об уплате либо неуплате налога на имущество с волоконно-оптической линии связи (ВОЛС) или ее отдельных объектов, необходимо определить, являются ли эти объекты движимым или недвижимым имуществом.

Читать еще:  Образец Расширенной Выписки Из Егрн Об Объекте Недвижимости

Движимое имущество, принятое на учет c 1 января 2013 года в качестве основных средств, было освобождено от уплаты налога на имущество до 1 января 2019 года. После этой даты движимое имущество вообще перестало быть объектом налога на имущество, а значит, и облагаться этим налогом. В результате возникли налоговые споры о квалификации имущества в качестве движимого/недвижимого. Налогоплательщики пытаются доказать, что имущество, которое они традиционно считали движимым, не перестало таковым являться с момента появления налоговых преференций. Споры о квалификации коснулись трубопроводов, линий электропередачи, тепловых электростанций, производственного оборудования, смонтированного на фундаменте внутри цехов, заборов, асфальтированных площадок, световых конструкций на зданиях, и прочих объектов.

Операторы связи не остались в стороне от вопроса о квалификации профильных для своего бизнеса объектов, который приобрел актуальность в свете текущих судебных споров об уплате налога на имущество. Отрасль связи во многом регулируется специальными нормами. Вопрос о том, считать ли движимым/недвижимым имуществом линейно-кабельные сооружения (ЛКС), был урегулирован постановлением правительства РФ от 11.02.2005 №68. В этом нормативно-правовом акте зафиксировано, что ЛКС представляют собой совокупность разнородных недвижимых вещей, технологически образующих единое целое, соединенных являющимся движимым имуществом физическими цепями (кабелями), и кадастровый учет и государственная регистрация могут быть осуществлены как для единого недвижимого комплекса. Также ЛКС признается объект недвижимости, созданный или приспособленный для размещения кабеля связи, функционально и технологически не взаимосвязанный и не образующий единое целое с другими сооружениями связи.

Прямо в качестве объектов недвижимости в постановлении названы кабельная канализация, наземные и подземные сооружения специализированных необслуживаемых регенерационных и усилительных пунктов, кабельные переходы через водные преграды, закрытые подземные переходы (проколы, микротоннели, коллекторы).

Суды, поддержавшие пере­квалификацию имущества из движимого в недвижимое, вслед за налоговыми органами исходили из того, что любые технологически связанные между собой объекты являются недвижимостью или единым недвижимым комплексом (например, дело ООО «ЛУКОЙЛ-Волго­град­нефте­пере­работка» №А40‑176218/2017 в отношении трубопроводов и газоходов). Исходя из правоприменительной практики, несложно предположить, что аналогичная логика о технологической связанности объектов может быть применена налоговыми органами и к ВОЛС.

Некоторый «просвет» в этом вопросе для налогоплательщиков возник после принятия Верховным Судом РФ определения от 12.07.2019 по делу ЗАО «Лесо­завод 25» №А05‑879/2018 в отношении оборудования линии по производству древесных гранул. При квалификации имущества суд предложил оценивать такие параметры, как самостоятельное предназначение и возможность самостоятельного использования объекта, а не только его связанность со зданием цеха и другими объектами производства, а также наличие общего фундамента. Еще одним критерием для оценки стало отнесение объектов в соответствии с Общероссийским классификатором основных фондов к самостоятельной группе основных средств. Расходы на демонтаж оборудования, по мнению суда, автоматически не презюмируют несоразмерный ущерб. Верховный Суд РФ направил дело на новое рассмотрение, и хотя итоговое решение можно прогнозировать, полной уверенности в повороте практики в пользу налогоплательщиков нет.

Иллюстрацией этого служит решение Арбитражного суда города Москвы по делу ПАО «Орскнефтеоргсинтез» №А40‑85398/19‑20‑1574, принятое после появления позиции Верховного Суда РФ, в котором суд «возвращает» внимание к критериям, предложенным для квалификации имущества в гражданском обороте (непосредственная и опосредованная связь с землей, определение несоразмерности ущерба имуществу через расходы на его возможное перемещение).

Ранее вопрос о квалификации ВОЛС в качестве движимого/недвижимого имущества возникал только в судебных спорах о регистрации права собственности с Росреестром. Единственный налоговый спор, завершившийся в 2019 году постановлением суда кассационной инстанции не в пользу налогоплательщика, касался признания ВОЛС недвижимым имуществом только в силу того, что налогоплательщик не отразил в учете объекты незавершенного строительства и не уплатил с них налог на имущество. Какие-либо аргументы об основаниях признания ВОЛС недвижимым имуществом в судебных актах по делу А32‑38832/2018 отсутствуют.

Экспертный совет Федеральной налоговой службы России также не оставляет без внимания «операторские объекты» (и не только ВОЛС), в связи с чем в настоящее время перед налоговыми органами и операторами стоит задача в выработке единого подхода и критериев классификации «связного» имущества.

Критерии отнесения объектов гражданских прав к недвижимому имуществу — проблемы правового регулирования в Российской Федерации

Абросимова, Е. Я. Критерии отнесения объектов гражданских прав к недвижимому имуществу — проблемы правового регулирования в Российской Федерации / Е. Я. Абросимова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2017. — № 24 (158). — С. 86-88. — URL: https://moluch.ru/archive/158/44703/ (дата обращения: 05.08.2021).

В статье рассмотрены основные и дополнительные критерии отнесения объектов гражданских прав к недвижимому имуществу, а также проблемы их применения в практической деятельности.

Ключевые слова: гражданское право, недвижимое имущество, недвижимость, законодательство РФ, проблематика, гражданско-правовое регулирование, анализ

Недвижимое имущество является одним из основных объектов права собственности, и анализ проблем его правового регулирования, существующих на современном этапе развития гражданских правоотношений, а также поиск путей их решения, крайне важны для развития и совершенствования института права собственности в целом.

С точки зрения юридической науки, недвижимое имущество — это база, без которой невозможно само существование ни одного развитого государства или общества [1]. Есть еще одна вариация трактовки этого определения: недвижимое имущество — это реальная материальная и земельная собственность, которая включает в себя материальное имущество, которое может находиться под поверхностью земли, быть прикреплённым к земле, а также находится над поверхностью земли.

В России первое упоминание самого термина о движимом и недвижимом имуществе появилось во времена прогрессивного правления Петра I. 23 марта 1714 года был издан первый Указ «О порядке наследования в движимых и недвижимых имуществах», с помощью которого был завершён длительный процесс сближения правового режима поместий и вотчин, и который произвёл их объединение в одной общей категории «недвижимость». В данном Указе к недвижимому имуществу относились земельные угодья, дома, заводы, фабрики, имения, лавки и склады. Также недвижимым имуществом признавались недра, расположенные в земле, строения, возвышающиеся над землей, такие как мосты, шахты, плотины. С той поры прошло уже больше трёхсот лет, а само понятие недвижимого имущества в нашей стране, как, впрочем, и в других странах мира, остается наиболее обсуждаемым в научных и политических кругах. Крайне специфической особенностью российского понимания термина «недвижимость» является также включение в перечень недвижимого имущества так называемой «движимой недвижимости» — подлежащих государственной регистрации воздушных и морских судов, судов внутреннего плавания (абзац 2 ч.1 ст. 130 ГК РФ) [2]. Иногда законодательство развитых стран мира настолько отличается друг от друга, что в одной стране одно и то же имущество могут признать недвижимым, а в другой стране — движимым имуществом. Поэтому в международной юридической практике действует определение принадлежности движимого или недвижимого имущества по праву той страны, где имущество расположено в данный момент [3]. В действующем законодательстве России данная привязка обозначена в статье 1205 ГК РФ: «Право собственности и иные вещные права на недвижимое и движимое имущество определяются по праву страны, где это имущество находится».

Читать еще:  Какие Документы Для Приватизации Квартиры В 2021 Году

Из смысла ч. 1 ст. 130 ГК РФ и ч. 7 ст. 1 ФЗ от 13.07.2015 № 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости» (далее — Закон № 218-ФЗ) [4] можно определить, что объект недвижимости должен отвечать таким критериям, как:

‒ прочность (неразрывность) его связи с землей;

‒ невозможность его перемещения;

‒ несоразмерность ущерба его назначению (т. е. к таким объектам относятся земля, здания, сооружения, леса, многолетние насаждения и др. объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно).

Отсутствие хотя бы одного из данных критериев полностью исключает возможность признания этого объекта недвижимой вещью, как это было установлено апелляционным определением Ставропольского краевого суда от 18.08.2015 № 33–5982/2015 [5].

Помимо основного критерия — неразрывной связи с землей — некоторые правоприменители выделяют также и дополнительные признаки недвижимости. Например, иногда в качестве такого признака отмечается ее высокая стоимость. Уместно будет заметить, что данный критерий нецелесообразно рассматривать в качестве универсального признака, поскольку не всякая недвижимость является дорогой, в то время как существуют и движимые вещи, стоимость которых в разы может превышать стоимость недвижимой вещи.

Конструкция объекта и наличие подведенных к нему необходимых для использования по прямому назначению коммуникаций судами также относятся к основным критериям, которые позволяют достоверно определить, является ли данное имущество объектом недвижимости, или же не является.

ФАС Уральского округа в Постановлении от 15.01.2008 № Ф09–4441/07-С6 по делу № А60–865/2007 определил, что техническими критериями отнесения имущества к недвижимому являются монтаж имущества на специально возведенном для него фундаменте, подведение к нему стационарных коммуникаций, принадлежность строения к капитальным, характер работ по привязке фундамента к местности [6]. Аналогичная позиция была отражена и в Постановлении Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.01.2016 № 15АП-22098/2015 по делу № А32–9449/2015 [7] (Постановлением Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 29.03.2016 № Ф08–1387/2016 данное Постановление было оставлено без изменения), Постановлении Арбитражного суда Московского округа от 14.09.2016 № Ф05–13276/2016 по делу № А40–61875/15 [8], Постановлении Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.03.2015 № 12АП-13517/2014 по делу № А57–7858/2013 [9].

В соответствии с этим можно сделать вывод, что юридическая квалификация объектов недвижимого имущества представляет собой порой сложно разрешимую проблему. В основном данная проблема проявляется в отсутствии установленных на законодательном уровне точно определенных критериев отнесения объекта к недвижимому имуществу, а также в высокой подвижности и широте понятия недвижимого имущества в действующем законодательстве.

Данный критерий прочной связи с землей и невозможности перемещения объекта недвижимости без несоразмерного ущерба его назначению, предложенный законодателем, достаточно понятен и прост для восприятия, но для применения на практике в условиях современной реальности практически не годится. Неоднократно в юридической литературе было отмечено, что прогрессирующее развитие технической сферы жизни общества может позволить перемещение практически любого объекта (в том числе здание, сооружение и т. п.) без особого вреда для его конструктивных элементов, а отсутствие конкретного определения несоразмерного ущерба делает вопрос отнесения данного объекта к недвижимому имуществу очень спорным и трудноразрешимым [10].

Основываясь на п. 1 ст. 130 ГК РФ, можно сделать вывод, что для признания имущества недвижимым как объекта гражданских прав необходимо получить подтверждение того, что данный объект был создан как недвижимость в установленном законом и иными правовыми актами порядке с получением всей необходимой разрешительной документации и с соблюдением градостроительных норм и правил.

Таким образом, представляется, что более удачная формулировка в ст. 130 ГК РФ выглядела бы так: «К недвижимым вещам (недвижимое имущество, недвижимость) относятся земельные участки, участки недр и все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в случае, если не используется специальные демонтажные и монтажные работы, в том числе здания, сооружения, объекты незавершенного строительства».

К тому же существует значительное количество объектов с относительно неопределенным юридическим статусом, например, такие объекты, как: железнодорожные пути, линии электропередачи, асфальтовые покрытия, бетонные заборы и иные аналогичные сооружения. Практикой они либо давно были отнесены к объектам недвижимого имущества, либо с легкостью относятся органами, ответственными за учет объектов недвижимого имущества, однако непосредственное применение к ним критерия, предложенного законодателем в 130 статье ГК РФ, является весьма и весьма затруднительным.

1. Наримов К. А. Сущность недвижимого имущества в гражданском законодательстве // Вестник ВАС РФ. — 2014. — № 5. — С. 4–8.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть 1) от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ: по сост. на 28 марта 2017 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. — 1994. — № 32. — Ст. 3301.

3. Грибовский С. В. Оценка стоимости недвижимости / С. В. Грибовский. — М.: Маросейка, 2014. — 432 c.

4. О государственной регистрации недвижимости: федер. закон от 13 июля 2015 г. № 218-ФЗ: по сост. на 3 июля 2016 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. — 2015. — № 29 (часть I). Ст. 4344.

5. Гражданское дело № 33–5982/2015. Архив Ставропольского краевого суда

6. Гражданское дело № А32–9449/2015. Архив ФАС Северо-Кавказского округа

7. Гражданское дело № А60–865/2007. Архив ФАС Уральского округа

8. Гражданское дело № А40–61875/15. Архив Арбитражного суда Московского округа

9. Гражданское дело № А57–7858/2013. Архив двенадцатого арбитражного апелляционного суда

10. Стародумова С. Ю. Правовой режим недвижимых вещей / С. Ю. Стародумова // Правовые вопросы недвижимости. — 2015. — № 1. — С. 14–17.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector